Yodda - новости регионов России

Театральные истории

11.02.2017, 15:16

4 февраля в фойе Новосибирского оперного театра состоялась творческая встреча в рамках образовательного проекта «Открытые диалоги». В ней приняли участие режиссер Вячеслав Стародубцев, дирижер Дмитрий Юровский, заведующая оперной труппой театра, заслуженная артистка России Ольга Обухова и солист Алексей Зеленков. Поводом поговорить о прекрасном была одна из последних премьер НОВАТа – «Пиковая дама. Игра», вызвавшая в театральном обществе активную дискуссию. Основной же темой встречи стал Его Величество Театр...

Куда девалась пастораль?

Весьма интересная тема в «Пиковой даме» – пастораль «Искренность пастушки». Однако в версии Вячеслава Стародубцева она отсутствует. У музыкального руководителя спектакля Дмитрия Юровского зрители поинтересовались: куда же девалась пастораль?

– Работа дирижера и режиссера заключается в том, чтобы в процессе спектакля – как в сценарии, так и в партитуре – найти единство. Если есть действие, оно должно быть четко показано в музыке. Иногда это довольно просто. Но иногда это действие необходимо отыскать. Если это не удается, значит, либо это действие тут не к месту, либо происходит параллель, что довольно часто встречается в театре: какая-то эмоция происходит в музыке, а какая-то – на сцене. Они совершенно не всегда обязаны совпадать по времени. Как говорил один из основателей режиссерского театра в Европе Вальтер Фельзенштейн: «Очень важно найти тот баланс, когда действие является импульсом для музыки, а музыка – импульсом для действия»...

Так вот, что касается пасторали. Она была написана Чайковским отдельно – по просьбе директора императорских театров И.А. Всеволожского. Некой артистке – Ольге Ольгиной, в спектакле нужна была роль, и специально для нее Всеволожский посоветовал Чайковскому ввести куплеты Прилепы. Гениальное произведение! Музыкально – эта часть очень важна, но... Во времена Чайковского тоже не везде играли пастораль! Мне нравится, что в нашей версии за счет отсутствия пасторали спектакль становится более компактным, а действие – более динамичным. Но скажу честно: мне бы хотелось, чтобы в театре такого масштаба, как НОВАТ, шли две постановки. Одна – Алексея Степанюка: абсолютно классическая, из которой не вырезано ни одного такта. В ней играется даже то, что в самых традиционных русских и советских постановках отсутствует. Другая – наша «Пиковая дама. Игра». Я считаю, право на существеннее имеет любого плана редакция этой бессмертной оперы, тем более если она не идет вразрез с автором. Ведь если бы все постановки были одинаковыми, театр потерял бы свою прелесть... 

Лошадь для Графини Ольги

Почему Графиня выезжает на сцену на игрушечной лошади? Почему не на грациозной белой, которая так красиво вышагивает в спектакле «Дон Кихот»? Заслуженная артистка Ольга Обухова отметила, что, на ее взгляд, игрушечная лошадь в спектакле – в хорошем смысле авантюра.

– До сих пор не могу понять, насколько эта сцена состоялась. Я по жизни человек немного авантюрный: люблю неожиданности, нестандартные шаги, и Слава Стародубцев об этом знает (смеется) . Интригу с лошадью он держал до конца – как всё будет выглядеть, я узнала за несколько дней до сдачи спектакля. У Славы есть такая черта – он не всегда до конца раскрывает свою концепцию. Конечно, базовая картинка уже сложилась у него в голове, но в процессе работы с актерами он всегда что-то додумывает, меняет, варьирует. И это замечательно! Сказать, что я счастлива, работая с ним, не сказать ничего!

«Почему лошадь игрушечная? Всё просто! У меня аллергия на лошадей, и как бы я ни любил этих прекрасных животных, подолгу находиться на сцене, когда там лошади, повозки и прочее, без специальных препаратов не могу. С другой стороны, это потешка, игрушка, и сделана она как игрушка. Графиня до сих пор играет в игрушки. Игрушки – люди, игрушки – настоящие. Она любит жить ярко. И я считаю, игрушечный конь дополняет ее образ...». Режиссер Вячеслав Стародубцев.

Игровой настрой

В игрецкой, после исполнения арии, зрители с замиранием сердца наблюдают за тем, как граф Томский в исполнении Алексея Зеленкова скачет по стульям. Дай бог, что весь этот «разгул» закончилось благополучно! Затем новый шок – танец вприсядку, блестяще исполненный отнюдь не маленьким и изящным артистом. Кому же принадлежала идея «гопака»?

– Идея была общей, – рассказывает Алексей. – Подумайте сами: игрецкая – что ее должно олицетворять? И режиссер решил: нужен ярчайший танец! Я согласился: а почему бы и нет? Хотя танцам я специально не учился, я довольно подвижный и ритм чувствую. Показал танец педагогу по пластике и режиссеру – им понравилось, и мы решили его оставить. Как вы знаете, в операх у Чайковского перемежаются элементы радости и трагизма. Вот и здесь, я считаю, перед трагической развязкой в сюжет отлично вписывается сцена веселья. Этакий разгул – настоящий, русский, с выпивкой. Не зря в названии спектакля фигурирует слово «игра» – «Пиковая дама. Игра». По-моему, нам удалось передать этот игровой настрой зрителю...

«Поделюсь со зрителями интересными наблюдениями. То, что творится с 1 по 7 ряд, я слышу. Даже если вы разговариваете полушепотом. Слышу всё, чего, может быть, и не хотелось бы слышать (смеется). Такая своеобразная комбинация особенностей акустики нашего театра и моей профессии дирижера. Бывает весьма интересно! И вот кто-то из вышеупомянутых рядов после этого танца, когда отзвучали бурные аплодисменты, обратившись к соседу, выдал фантастический комментарий: «Надо же, а он еще и поет!». Какая глубинная похвала Алексею!». Музыкальный руководитель спектакля «Пиковая дама. Игра» Дмитрий Юровский

«Кто это там, в зелёновом берете?»

Премьерные показы и спектакль устоявшегося репертуара, отыгранный энное количество раз. Не уходит ли новизна, не исчезает ли со временем эмоциональная составляющая? Вот в чем вопрос!

– Чувства, что, мол, играю в 90-й раз, а значит, просто выйду, отпою, не подключая душу – такого у нас не бывает, – рассказывает солист НОВАТа Алексей Зеленков. – Каждый спектакль надо играть, как в первый раз. И как в последний! К сожалению, я не так хорошо знаю итальянский, как хотелось бы. Поэтому у меня все клавиры, все партии исписаны дословным переводом, я знаю смысл всех слов. Кроме того, у нас прекрасные коучи, которые помогают расставлять акценты на нужные слова и фразы... Так вот, все мы живые люди, не роботы, поэтому бывает, что слова забываются – и на русском, и на итальянском. Но организм срабатывает моментально и сразу предпринимает какие-то полезные действия: мозг подбирает другие слова, близкие по смыслу. После спектакля думаешь: господи, откуда что берется! Я уж не помню, сколько чего и на что поменял, но всё было абсолютно в тему. Ну, а если кто-то из знатоков и уловит неточность – не беда, будет что вспомнить (смеется) . Знаете, наблюдая за многими постановками, я пришел к выводу, что порой опера бывает скучна даже любителям и ценителям этого искусства. А такие моменты украшают ее.

«Я до сих пор завидую тем, кто в «Евгении Онегине», который давали в Большом театре, слышал знаменитый ляп: «Кто это там, в зелёновом берете»? Потеряли малиновый, пришлось выходить в зеленом. Актер сработал просто гениально, выдав на автомате – «в зелёновом». От чего Граф совершенно обалдел и от неожиданности запутался: вместо «жена моя» выдал «сестра». А Евгений совсем спрыгнул с катушек и спел: «Не знал, что ты сестрат». Чего только не бывает в театре!». Музыкальный руководитель спектакля «Пиковая дама. Игра» Дмитрий Юровский.

«Куда, куда вы удалились?»

Закономерный вопрос: зачем же убрали суфлера? По словам Дмитрия Юровского, хотя официально такового в театре нет, но на какую-то помощь актер всегда может рассчитывать.

– Многие артисты и певцы согласны тем, что суфлер – это сладкий яд для актера. Когда ты знаешь, что есть суфлер, это мешает и концентрации, и развитию памяти. Во-вторых, надеясь на подсказку, ты вообще напрочь можешь забыть последующий текст. Еще одна деталь: суфлерами часто становятся бывшие вокалисты или актеры. И это проблема! В некоторых театрах Италии суфлер так четко и ярко артикулирует, что его слышно в зале гораздо лучше самого певца. Бывает очень забавно! Кроме того, суфлер не всегда может любую ситуацию спасти. Историю, которая произошла с великим Лемешевым, мне рассказал один из старейших суфлеров Большого театра. Собственно, с ним она и случилась...

«Евгений Онегин». Выходит Лемешев, ария перед дуэлью, оркестр доигрывает и сейчас начнется: «Куда, куда вы удалились...» И тут – пауза. Лемешев стоит и смотрит вдаль. Суфлер ему: «Куда, куда...». Ничего. Он опять: «Куда, куда...». Бесполезно. И только после третьего раза Лемешев ответил: «Да я слова помню, я мотив забыл»»!

Честно признаюсь, в отсутствии суфлера я иногда сам грешу, поскольку на протяжении спектакля внутренне, и не только внутренне, пропеваю каждое слово вместе с солистами. Иногда начинаю суфлировать, когда замечаю некое затемнение на лице актера и излишнюю несценическую задумчивость (смеется) . Причем в этот момент мне совершенно всё равно, видит ли меня певец или не видит, понял что-то или нет. А совсем недавно на спектакле «Кармен» Ольга Юрьевна суфлировала нашей солистке Светлане Токаревой. В нашем театре за занавесом всегда много народу. И не только тех, кто участвует в спектакле, но и тех, которые пришли поболеть за коллег и поддержать словом – как в нашем случае. Это действительно большая редкость и очень ценное явление на сегодняшний день.

Вкусность искусства

Три разножанровых спектакля режиссера Вячеслава Стародубцева с огромным успехом идут на сцене НОВАТа. Оперный квест «Турандот», fashion-опера «Аида», «Пиковая дама. Игра». 17 февраля состоится премьера триллер-оперы «Бал-Маскарад». О концепции своих постановок, о своем видении искусства оперы режиссер поделился со зрителями в этот вечер.

– Когда я делаю спектакль, мне очень важно заложить в него несколько пластов, которые будут интересны для разного зрителя. В свое время Дмитрий Александрович Бертман научил меня такой мудрости, которую сам постиг от великого Бориса Александровича Покровского: когда ты делаешь спектакль, ты должен посмотреть на него разными глазами с разных зрительских мест. Глазами ребенка и старца, глазами человека, первый раз пришедшего в театр, и глазами любителя оперы, который приходит в театр постоянно. Наконец, глазами театрального критика. Я всегда стремлюсь заложить такие пласты, чтобы эти разные зрители разгадывали их по-своему. Вся вкусность искусства в том и состоит, что каждый человек ищет и находит в спектакле свое. Мы с разным настроением приходим в зрительный зал. Мы в разное время своей жизни приходим сюда. В каждый период мы ходим в разные театры: оперный, кукольный, драматический, на балет. Эта свобода выбора для меня очень важна! И хотя театр создан из Дионисийских действ, он должен нести еще что-то, помимо развлекательного момента. Мне хочется, чтобы в спектакле встречался ребенок и философ. Чтобы в каждом зрителе сочетался ребенок и философ. Потому что ребенок на всё глядит восторженно, а философ начинает анализировать и погружаться в действие. И еще очень важно, чтобы зритель не молчал, а высказывался. Эти встречи нужны нам для того, чтобы мы понимали, в какую сторону нам двигаться, как развивать театр. И огромное спасибо вам, зрителям, за то, что вы с нами...

Лилия Вишневская. Фото автора

Источник: bumerang.nsk.ru
23.05.2016, 20:21

Открытие театрального фестиваля в Брянске

В Брянске прошло торжественное открытие двадцать второго Международного фестиваля "Славянские театральные встречи". В этом году он посвящен девяностолетию Брянского областного театра драмы. Сохране..

25.04.2017, 7:31

Фотогалерея: урок живой истории «Ледовое побоище» (6+)

ЗакрытьУрок живой истории «Ледовое побоище» (6+) Урок живой истории «Ледовое побоище» (6+) Урок живой истории «Ледовое побоище» (6+) Урок живой истории «Ледовое побоище» (6+..

© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@jjew.ru

Мнение редакции интернет сайта jjew.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования